Кошт Урада Стоимость правительства. Просто о нашем бюджете.

Непрозрачные фонды, богатые силовики и неистовый конфискат. Странности и казусы бюджета – 2018

25.01.2018

Не прошло и недели с момента подписания закона о бюджете, как власти наконец-то опубликовали многострадальный документ. Многострадальный – потому, что первоначальный проект бюджета в этом году претерпел заметные изменения, а наконец-то – потому, что обнародовать данные о госфинансах наши чиновники, как правило, не спешат. Несмотря на то что палата представителей рассматривает проект бюджета на будущий год еще осенью, население, как правило, получает информацию о доходах и расходах казны в самый последний момент. И, разумеется, ни о каком влиянии простых людей на бюджет и речи не идет – механизм общественных обсуждений бюджета в Беларуси начисто отсутствует. Так что нам остается лишь констатировать факты, и сейчас, когда все необходимые документы наконец опубликованы, самое время это сделать.

Страсти по проекту

В этом году белорусы смогли ознакомиться с проектом бюджета на будущий год относительно рано. Но не потому, что власти проявили сознательность, а потому, что во второй половине ноября документ на своей странице в Фейсбуке опубликовала депутат Анна Канопацкая. Предполагалось, что через несколько дней проект бюджета покажет и Минфин, но внезапно документ по личному указанию президента был отправлен на переработку, и в конечном итоге появился в открытом доступе лишь в середине декабря.

И вот теперь самое интересное – благодаря Канопацкой появились возможность сравнить старый и новый проекты и сделать выводы, по какой причине документ экстренно переделывали. Выяснилось, что расходы по всем основным статьям, кроме одной, сократились – где-то на 1-2%, где-то на все 10%. Рост был отмечен лишь в части расходов на общегосударственную деятельность, и произошел он благодаря одной единственной статье: резервному фонду Президента РБ. Отчисления в этот фонд увеличили почти в три раза – с 442 млн до 1,2 млрд рублей.

Что же это за фонд такой? Структура, мягко говоря, непрозрачная. Если заглянуть в Бюджетный кодекс РБ, то в статье 43 мы увидим, что расходование средств из этого фонда осуществляется на основании решений Президента, а размер этого фонда, как правило, не может превышать 1% доходов республиканского бюджета (вот так и написано в Бюджетном кодексе – «как правило», это не мы придумали). Что же, в этом году от «правила» пришлось отойти – размер фонда составляет почти 6% доходов бюджета.

Ну а распоряжаться этими деньгами будет лично Лукашенко. На что тратились деньги из фонда в прошлые годы – неизвестно, никакой отчетности никто не публикует. В этом году, по словам министра финансов Владимира Амарина, средства могут пойти на повышение зарплат бюджетникам либо на инновационные и инвестиционные проекты. Непонятно только, если цели заранее известны, то почему бы не повысить прозрачность расходования народных денег и не заложить эти расходы в соответствующие разделы закона о бюджете. Не хотелось бы думать, что таким образом чиновники высшего уровня хотят решить наболевший вопрос с «папиццот».

Приоритет – силовикам и непрозрачным фондам

По сравнению с 2017 годом расходы бюджета вырастут по всем основным статьям, кроме национальной экономики – сказывается сокращение директивного кредитования и финансирования нежизнеспособных предприятий. Но вот темпы роста расходов сильно отличаются: кому-то накинули несколько процентов, кому – добрую пятую часть. В топе по темпам роста – суды, милиция и прочие силовики, а также общегосударственные нужды.

Почему же в приоритете у государства оказались силовики? Можно предположить, что это связано с активностью силовых структур в 2017 году. Ну как можно было на них сэкономить после того, как прошлой весной стражи порядка доблестно разгоняли митинги и рассекречивали опасные подпольные организации? К слову, силовики оказались в топе и с точки зрения урезания расходов в первоначальном проекте-2018: например, финансирование ЖКУ в пользу резервного фонда президента «порезали» на 9%, здравоохранения – на 7%, а финансирование силовых структур – всего на 2%.

Если же комментировать рост расходов государства на самого себя, то он во многом связан как раз с резервным фондом президента – на этом мы подробно останавливались выше. Но дело не только в резервном фонде. Значительный рост – на 44,5% - продемонстрировали и расходы на обслуживание внешнего госдолга.

Чем живем? Долгами!

С госдолгом вообще ситуация весьма плачевная. В бюджет закладываются лишь расходы на его обслуживание, то есть на проценты, и в 2018 году это 2,5 млрд рублей. Расходы на погашение долгов в бюджете не показывают, но их можно найти в пояснительной записке к закону о бюджете. Там говорится, что в 2018 году на погашение госдолга придется направить 5,5 млрд рублей. Итого – 8 млрд рублей или по 1800 рублей с каждого работающего жителя страны. Больше, чем на образование и здравоохранение вместе взятые.

Отдельного внимания заслуживает валютная структура платежей по госдолгу. Опасения внушает не только немалая сумма платежей, но и тот факт, что большую их часть придется осуществлять в иностранной валюте. В частности, на проценты по внешнему госдолгу придется направить 955,3 млн долларов, а на погашение валютного госдолга - 2 523,6 млн долларов. Итого мы выходит на цифру 3,5 млрд долларов, но и это еще не все: некоторая сумма потребуется и на проценты по внутреннему долгу, сформированному в иностранной валюте. К сожалению, ни в каких документах цифра не отображается, но она есть. Министр финансов Владимир Амарин в парламенте говорил, что в 2018 году на долги придется потратить в общей сложности 3,8 млрд долларов.

Где будут брать эти деньги, ясно не до конца. В бюджет можно закладывать любые суммы, но бюджет формируется в рублях, а нам нужна валюта. Достать ее – вечная головная боль для правительства. На 2018 год планы следующие: 500 млн долларов за счет нефтепошлин, 1 млрд за счет золотовалютных резервов, 1,2 млрд - за счет новых кредитов. Однако судьба еще 1 млрд долларов остается неизвестной. Судя по всему, правительство рассчитывало выкупить его на внутреннем рынке, но с учетом дефицита валюты, который наблюдается в последние месяцы, эти планы могут и не воплотиться в жизнь. Вернее, выкупить валюту на бирже проблемы нет, но проблемой может стать последующая за этим девальвация рубля. 

Тройка избранных

В Беларуси есть только три ведомства, годовое финансирование которых превышает миллиард рублей. Самым богатым из них является Фонд социальной защиты населения, который в будущем году получит из республиканского бюджета почти 1,5 млн рублей. Правда, «богатство» это очень условное: по факту, ФСЗН – скорее нищая структура, которая по итогам IIIквартала 2017 года зияла «дырой» в 60 млн рублей. И эта «дыра» могла бы быть значительно больше, если бы из бюджета в ФСЗН не влили дополнительно 700 млн рублей – решение о такой корректировке было принято 31 декабря 2017 года. Очень своевременно, правда? Никакие повышения пенсионного возраста не спасли ФСЗН от дефицита, потому и финансирование из республиканского бюджета требуется очень значительное, хотя, по-хорошему, фонд имеет собственные источники доходов и должен быть самостоятельной структурой.

На втором месте – Министерство обороны, которое в 2018 году получит из бюджета 1,22 млрд рублей. В наши смутные времена, когда кругом враги, готовые в любой момент покуситься на независимость маленькой гордой страны в самом центре Европы, финансирование армии является весьма актуальным.

Ну а третье по объему бюджетного финансирования ведомство – Беларусбанк, который получит 1,16 млрд рублей. Практически все эти деньги пойдут на пенсионное обеспечение и финансирование недвижимости для нуждающихся. Этот банк, несмотря на то что по факту является коммерческой структурой, вынужден из год в год тащить на себе тяжкое бремя высокой социальной ответственности.

К слову, финансирование всех трех топовых ведомств увеличилось по сравнению с прошлым годом: ФСЗН получит на 49% больше денег, Минобороны – на 16%, Беларусбанк – на 5%.

Все остальные ведомства до миллиарда рублей не дотянули, и здесь хочется вновь напомнить про загадочный резервный фонд, которому положено 1,2 млрд рублей, а также про долговое бремя ценой 8 млрд.

За чей счет банкет?

Для того, чтобы все запланированное сбылось, государству в 2018 году предстоит собрать 20,5 млрд рублей – на 6,5% больше, чем в 2017 году. Рост будет обеспечен в основном за счет налоговых доходов, которые увеличатся сразу на 15%. Вообще, налоги в Беларуси очень странная сущность. Уже который год власти твердят о необходимости сохранения налоговой стабильности, но поступления в бюджет становятся все больше. Пожалуй, вся суть налоговой системы страны раскрывается через недавний комментарий Президента к налоговому кодексу: «Требование одно: сокращения доходов бюджета быть не должно. Сокращайте кодекс, как хотите, но чтобы был прирост налогов в бюджет».

Впрочем, в будущем году правительство явно рассчитывает на рост поступлений за счет экономического роста и роста благосостояния. Например, поступления по налогу на прибыль компаний планируется нарастить на 20%, поступления по НДС – на 22%, по акцизам – на 9%.

Из-за необходимости сохранять налоговые ставки на прежнем уровне приходится вертеться и креативить. Например, постоянно растут плановые поступления в бюджет от штрафов и конфиската. В частности, в 2018 году штрафы должны вырасти на 15%, а конфискат – на 22%. Сам по себе факт наличия плановых показателей по таким поступлениям уже выглядит довольно странным, ну а темпы роста и вовсе заставляют усомниться в реальности происходящего.

Если подвести итог по доходной части бюджета, то получится, что каждый белорус в будущем году заплатит в казну в среднем 2150 рублей. Значительная часть этих поступлений формально обеспечат юрлица, но все мы понимаем: практически плательщиком в любом случае является гражданин, который платит не только подоходный налог, но и оплачивает все издержки, включенные в стоимость товаров и услуг. В том числе и налоговые.  

Все статьи