Кошт Урада Кошта урада. Проста пра наш бюджэт.

Как медианная зарплата и импортная водка разрушили идиллию о богатых белорусах

22.02.2018

Несмотря на то что с «папиццот» 2017 году так и не сложилось, можно сказать, что правительство закончило год почти ударно: доходы населения выросли, и даже резко подорожавшая водка не испортила общей картины.

Эксперты исследовательского центра BIPART и проекта «Кошт урада» представляют очередное исследование индекса ЧаркаШкварка (ЧШ). Напомним, что данный индекс складывается из цены 100 грамм бескостной свинины и 100 грамм водки и рассчитывается ежеквартально на основании данных Белстата. С помощью этого индекса можно определить, на сколько реально обесценилась национальная денежная единица и как изменилась покупательная способность зарплат белорусов.

Во всем виновата импортная водка

По итогам 4 квартала 2017 года стоимость чарки и шкварки составила 2,44 рубля. Это почти на 4% больше, чем в предыдущем квартале - приличное подорожание за три месяца, особенно с учетом рекордно низкой инфляции 4,6%, зафиксированной в стране по итогам года.

Связан такой рост с ценами на водку, вернее, с подходами Белстата к определению средних цен. Дело в том, что в третьем квартале Минская область при определении средних цен на водку включила в корзину горячительные напитки не только отечественного производства, но и импортного. Раньше так, оказывается, не делали. В результате средняя цена водки по Минской области выросла с 14,53 рублей за литр в сентябре до 18,92 рублей в декабре, то есть на 30%. По другим областям таким скачков не зафиксировано, но это пока: вполне вероятно, что и остальные регионы в будущем тоже внесут коррективы в свою водочную корзину. И тогда стоимость чарки и шкварки взлетит еще более значительно. А вообще, данная история является прекрасным объяснением того факта, почему «рекордно низкую инфляцию 4,6%» белорусы ощущают на уровне 12,9%.

Несмотря на водочные страсти, покупательная способность зарплат, выраженная в чарках и шкварках, продолжила расти. За 4 квартал 2017 года среднестатистический белорус стал богаче на 10 чарок и шкварок. Впрочем, немудрено – ведь только за декабрь средняя зарплата в Беларуси выросла почти на 160 рублей! Понятно, что чиновники очень старались обеспечить «безусловное выполнение поручения главы государства» и уже в январе нас ждет заметный откат, но зато год удалось закрыть почти красиво.

Рост покупательной способности зарплат, выраженной в чарках и шкварках, за последний год был отмечен во всех без исключения областях. При этом он был более-менее равномерным: и в Минске, и в регионах покупательная способность увеличилась на 40-60 чарок и шкварок. Исключением здесь стала только Минская область, где рост составил всего 17 ЧШ, но мы-то знаем, что это все потому, что местные жители пьют не только белорусскую, но и импортную водку! Будем считать это небесной карой за диверсию против отечественных производителей.

А как на самом деле?

Вышеизложенные расчеты сделаны на основе показателей средней зарплаты, о которых нам каждый месяц старательно рапортует Белстат. Считается она просто: фонд заработной платы за месяц делится на среднесписочную численность работников. На самом деле, это очень спорный подход – как минимум потому, что известная штука про капусту, мясо и голубцы как раз на таком подходе и базируется. Более объективным показателем считается так называемая медианная заработная плата, при расчете которой определяется уровень, делящий всех работников ровно пополам: 50% зарабатывают больше этой суммы, 50% – меньше этой суммы.

Поскольку с медианной зарплатой в Беларуси все гораздо хуже, чем со средней, Белстат не спешит раскрывать эти данные. Они рассчитываются лишь два раза в год и не всегда появляются в открытом доступе. Средние показатели за квартал тут не рассчитаешь, так что проанализируем ноябрь 2017 года – именно за этот период Белстат в последний раз раскрывал цифры по медианной зарплате.

Итак, медианная заработная плата в Беларуси по итогам ноября 2017 года составила 635,4 рубля. Это на 200 рублей меньше, чем средняя номинальная зарплата, которую Белстат зафиксировал на уровне 836,9 рубля. А покупательная способность медианной зарплаты составила 257 чарок и шкварок (на 82 штуки меньше, чем покупательная способность средней номинальной зарплаты).

Интересно, что годом ранее отставание медианной зарплаты от средней номинальной было меньше. Медианная зарплата в ноябре 2016 года составила 552,1 рубля, а средняя номинальная – 717,6 рубля. Разница – 165 рублей, а не 200, как в этом году. Соответственно, и в покупательной способности разрыв тоже изменился: за медианную зарплату средний белорус в ноябре 2016 года мог купить 231 ЧШ, а за среднюю номинальную – 300 ЧШ.  Разница – 69 ЧШ, а не 82, как в этом году.

В заключение напрашивается два вывода. Во-первых, белорусы живут действительно бедно, при этом рост зарплат затрагивает в основном ту часть населения, которая у нас и так может считаться «богатой». Об этом красноречиво свидетельствует растущий разрыв между медианной и средней номинальной зарплатой. И второе: недоверие в обществе к официальным статистическим данным не такое уж и безосновательное. Истории с импортной водкой и медианной зарплатой прекрасно иллюстрируют всё, что белорусам нужно знать про инфляцию и «папиццот». А ведь это только то, что лежит на самой поверхности. Страшно представить, сколько еще таких примеров надежно спрятано под ширмой статистической методологии и государственной идеологии.

Усе артыкулы